РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА 30-х гг



РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА 30-х гг. XX в.

   «Годы запахли по-другому — цементом, известью, железом; горизонты зазубрились силуэтами строительных вышек . Сквозь все закоулки жизни разветвлялась огромина пятилетнего плана, концы его уходили в мечту…»,— так характеризовал А . Г . Малышкин начало 1930-х гг .

Это годы массовых репрессий и голод, годы невыплаканных слёз и страданий миллионов Годы, в которые, казалось бы, писать было невозможно вообще. Но и не писать было нельзя . Другой вопрос — как писать и почему . Как отвечали на него для себя те, кто брался в те годы за перо или по тем или иным причинам навсегда откладывал его в сторону, надеясь на приход иных времён?

   В 1930-е гг. страна вступила на путь активных социально-экономических преобразований Гигантскими темпами шла индустриализация, развёртывалось строительство крупнейших промышленных предприятий Колхозное движение приводило к ломке столетиями сложившегося деревенского уклада жизни, психологии крестьянина, но все эти сложнейшие и исполненные трагических противоречий процессы виделись многим художникам слова в романтическом ореоле, ведь они были захвачены пафосом нового, свято верили в идеалы победившей революции, отождествляя их с идеалами всеобщего равенства и счастья, и не замечали или не хотели замечать, что это «счастье» строится на крови, смертях миллионов . Они уповали на то, что «будущее светло и прекрасно», ради него можно и должно жертвовать всем но действительно ли нёс новый социальный строй добро, благо людям? И можно ли построить справедливое общество на крови миллионов? Об этом романтически настроенные певцы не задумывались. Так продолжала формироваться «новая революционная мораль», которая становилась прочным основанием для репрессий, воспитывала сторонников и исполнителей кровавого террора, царившего в стране в это десятилетие и в тех или иных, более «мягких», формах проявляющего себя и десятилетия спустя

В этой новой системе ценностей были особые понятия о добре и зле. Своё представление о художественной правде А. В . Луначарский, бывший в 1917-1929 гг . наркомом просвещения, сформулировал так: правда «не похожа на себя самоё, она не сидит на месте, правда летит. и нужно видеть её именно так, а кто не видит её так — тот реалист буржуазный и потому — пессимист, нытик и зачастую мошенник и фальсификатор и, во всяком случае, вольный или невольный контрреволюционер и предатель.» И те, кто стоял у руля тоталитарного государства, делали всё, чтобы эти представления были не просто господствующими, но и единственно воплощаемыми в искусстве . 23 апреля 1932 года ЦК ВКП(б) принял постановление «О перестройке литературно-художественных организаций». Были ликвидированы существовавшие тогда разрозненные литературные организации тоталитарная система требовала единообразия и единомыслия во всём, насаждала господствующую в ней систему ценностных ориентации с помощью «приклеивания ярлыков», открытой травли тех, кто думал и писал по-иному.

Литература должна была стать «колёсиком и винтиком» в гигантском механизме переделки сознания масс и подчинения их идеям тоталитаризма. Механизм этот был не властен над теми, кто успел эмигрировать и продолжал развивать отечественную культуру, уже находясь за границами новой империи . те же, кто остался на родине, кто хотел заниматься литературным творчеством и иметь своего читателя, не могли оставаться полностью независимыми . И эта зависимость, проявляясь в каждом конкретном случае по-разному, всегда негативно сказывалась как на судьбах художников слова и их творчестве, так и на всём литературном процессе в целом

Сложнее всего было тем писателям, которые уже имели собственный художественный опыт Это такие мастера слова, как В В Вересаев, М М Пришвин, О . Э . Мандельштам, А . А . Ахматова, Б . Л . Пастернак и другие . Высокий культурный уровень, приверженность общечеловеческим идеалам, зоркость настоящего художника свой взгляд на действительность и элементарная честность не позволяли им, даже идя на какие-то вынужденные компромиссы, изменять себе и своему мастерству в главном

Утрата нравственных ценностей и духовности были той плодотворной почвой, на которой формировался и рос так называемый «новый человек», который пытался хотя бы внешне соответствовать современному «идеалу» и который вынужден был жить, повинуясь инстинкту самосохранения И именно его, только ещё более упрощённого и канонизированного в соответствии с самим духом эпохи, пыталась отразить литература официальная.

Конечно, в эти десятилетия появляются и такие сложнейшие произведения, как «Жизнь Клима Самгина» Максима Горького, «Тихий Дон» М . А. Шолохова. Пишут М . А. Булгаков, А. П . Платонов, Б . Л . Пастернак, М . М . Зощенко, М . М . Пришвин, К . Г . Паустовский, А. А . Ахматова, О . Э . Мандельштам и другие . Однако развитие литературного процесса определяют не они. В 1930-е гг. в литературу приходят сотни молодых авторов, жаждущих отразить своё видение мира, но при этом не всегда обладающих таким же высоким, как их преданность идеалам нового времени, уровнем художественного мастерства и общей культуры. Вдохновляемые гигантскими темпами развернувшейся в стране индустриализации и направляемые Союзом писателей, литераторы едут на крупнейшие стройки, чтобы, приобщившись к труду миллионов, запечатлеть его в своих художественных полотнах. Широкое распространение получает лозунг «Ударники — в литературу!». Романам, создаваемым по горячим следам событий, часто предшествуют очерково-публицистические книги тех же авторов.

В романах и повестях «Соть» Л. М. Леонова, «Гидроцентраль» М. С. Шагинян, «Время, вперёд!» В. П. Катаева, «Педагогическая поэма» А. С. Макаренко и многих других нашёл широкое отражение героизм труда создателей отечественной индустрии, тех, кто, увлёкшись романтическими идеями строительства нового общества, жертвовали всем и вся, чтобы в коллективном порыве миллионов переделать мир и себя в нём. Эти произведения стали своеобразным эталоном прозы о рабочем классе. Хотя действительность в произведениях 1930-х гг. о людях труда изображалась явно в соцреалистическом свете, некоторые из этих книг читаются с интересом и в наши дни и воспринимаются не только как историко-культурные памятники эпохи. В какой-то мере нас привлекает цельность изображённых в них характеров, которой так порой не хватает нам самим, способность героев подчинить себя делу. В отдельных случаях — это несомненное художественное мастерство, с которым написаны некоторые из них

Оптимистический пафос производственной прозы и произведений, воспевающих строительство колхозов в деревне, сливался с пафосом ещё более оптимистически звучавших создаваемых в это десятилетие в огромном количестве так называемых массовых песен наряду с талантливыми, снискавшими заслуженную любовь народа песнями, такими как «Катюша», «на закате ходит парень» М. В. Исаковского, «Девичья печальная» и «Расставание» А . А. Суркова, «Спят курганы тёмные» Б. С. Ласкина, «Марш весёлых ребят» В. И. Лебедева — Кумача, всё громче звучали ставшая затем гимном «Песня о Родине» («Широка страна моя родная.») того же автора и лирико-патетическая «Песня о Москве» В . М . Гусева, «Конармейская» А. А . Суркова, «Каховка» М . А . Светлова, «Прощание» («Дан приказ: ему — на запад.») М . В . Исаковского, военно-патриотическая песня Я . З . Шведова «Орлёнок», не менее мастерски написанные, но несущие на себе печать «социального заказа»

Образы русских умельцев, творцов и носителей многовековой народной культуры находит читатель в сказах П П Бажова «Малахитовая шкатулка», насыщенных образами и интонациями уральского фольклора Подлинно философскому осмыслению проблемы «человек и природа», взаимозависимости, единства мира человека и мира естественного бытия всего живущего и произрастающего на земле посвящена исполненная особой глубины и поэзии повесть М . М . Пришвина «Женьшень». Утверждение красоты, светлых начал в душе человека, любви, силы творческой энергии и подвига находим мы в «Северной повести», многочисленных рассказах и маленьких повестях «Созвездие Гончих Псов», «Тарас Шевченко» К . Г . Паустовского .

   Эпоха сталинизма, тоталитарная система накладывали свой отпечаток на всё Однако и в это время, хотя и не без его влияния, а нередко — и вопреки ему, в русской литературе создавали и подлинно художественные произведения, по праву вошедшие в сокровищницу мирового искусства Не все из них пришли к читателю при жизни авторов, многие так и остались незавершёнными, а иные опубликованы впервые лишь в последние десятилетия Некоторые произведения, хотя и были широко известны, слишком упрощённо, явно в угоду времени трактовались критикой (что, впрочем, в ряде случаев было спасительным для их авторов) И конечно же, литературу 1930-х гг . нельзя себе представить без творчества М А Булгакова, М М Зощенко, А П Платонова, К Г Паустовского, М . М . Пришвина, Л . М . Леонова, П . П . Бажова и многих других авторов, в чьих произведениях верность общечеловеческим идеалам, утверждение истинного добра и красоты, вопреки «мерзостям», реальной жизни занимало одно из ведущих мест. По-разному чувствуя и художественно осмысляя своё время и себя в нём, они отражают его противоречивое движение в различных по творческой манере, стилю, жанрам произведениях, которые до сих пор не оставляют читателя равнодушным . В истории русской литературы 30-е г . XX в . — период сложный и противоречивый. Только сейчас мы открываем многие его страницы, которые были неизвестны нам ранее

 


Без рубрики

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *